Юлия Погасий и Олег Клименко о NWA Fund: Взлеты и падения первого официального криптофонда

История первого криптовалютного фонда в России сродни захватывающему блокбастеру. Только в случае с фондом, после головокружительного успеха, последовало столь же головокружительное падение. «Гнев обманутых вкладчиков», «украденные миллионы», «возбуждение уголовного дела» — в то время о фонде и его основателях Юлии Погасий и Олеге Клименко не высказывался только ленивый. При этом сами создатели фонда все это время хранили молчание. Спустя пять лет, Олег Клименко, юрист и один из создателей первого крипто-фонда в России решил рассказать настоящую историю фонда и о том, что последняя битва еще не проиграна.

Дикий рынок цифрового золота

Знакомство с криптовалютой и технологией блокчейн у основателя фонда Олега Клименко произошла в 2015 году. На тот момент этот был абсолютно дикий рынок: ни общих правил, ни регулирования. Общее состояние блокчейн-индустрии имело достаточно тревожный фон, а криптовалюту даже называли денежным суррогатом. Позже, ситуация стабилизировалась к концу 2017 года. Но несмотря на это еще в 2015 году сама идея Олегу понравилась. Как он выразился: сработала чуйка. Поэтому было принято решение начинать с малого: инвестировать в один из проектов и самостоятельно разобраться в том, как это устроено.

«Я продал свою БМВ за биткоины, и хорошо помню, как мне звонили по объявлению и спрашивали, а что такое биткоины?»

На тот момент биткоин рос, и Олег понимал, что необходимо воспользоваться этой возможностью вовремя, иначе позднее это невозможно будет сделать. 2017 год окончательно утвердил биткоин как главную альтернативу традиционным инструментам. И на этой волне они с будущей супругой Юлией Погасий решили открыть бизнес.

Пионеры российского крипто-бизнеса

Основная идея заключалась в том, чтобы зарабатывать на росте криптовалюты. Согласно разработанной стратегии развития планировалось сделать сначала небольшой фонд, потом его расширить, далее открыть собственную биржу, а затем и первый крипто-банк.

«В 2016–2017 годах это был очень прогрессивный бизнес. И мы были своего рода пионеры»

По словам Клименко, они загорелись идеей открыть первый на тот момент не только в России, но и во всем мире криптовалютный инвестиционный фонд. Однако важно было соблюсти все юридические правила. При этом стран, которые регулировали криптовалюты, можно было посчитать по пальцам одной руки. В результате была выбрана Голландия, как подходящая по всем параметрам, началась процедура регистрации фонда. Параллельно велись переговоры о покупке частного швейцарского банка для дальнейшего преобразования его в крипто-банк. В это время в России Олег с коллегами по мере возможностей вносил свой вклад, чтобы на законодательном уровне были приняты все необходимые меры для регулирования. Для популяризации криптовалюты как достойной альтернативы фиатным деньгам проводились круглые столы, конференции, организовывались рабочие группы в Госдуме.

«Для меня это было важно, потому что таких фондов и таких банков на тот момент вообще в мире не было»

Наряду с этим происходили достаточно курьезные случаи. Как только создатели фонда объявили, что работают публично, к ним потянулось огромное количество очень разных людей в поисках инвестиций для своих проектов. Но, к сожалению, на то время 99% были откровенные жулики.

«Один раз ко мне даже пришел человек и сказал, что он изобрел вечный двигатель, но ему не хватает 20 000 $»

В интервью Олег вспоминает, как к нему на встречу пришел человек со сломанной ногой. В разговоре он упомянул, что работает в партнерстве с одним очень известным бизнесменом. К его несчастью, Олег знал лично этого бизнесмена и предложил позвонить ему.

«После моих слов, горе-бизнесмену резко захотелось в туалет. От куда он благополучно не вернулся, убежав из офиса без костылей»

Были конечно разумные предприниматели, которые предлагали достойные проекты, но были и такие, кто приходил вот так на удачу.

Роковая встреча или поворот не туда

Однако, ни утверждению в статусе первого инвестиционного крипто-фонда в России, ни открытию первого в мире крипто-банка не суждено было сбыться. Роковую роль в этом, по мнению Клименко, сыграла встреча не с теми людьми, не в то время. В период бешенного роста биткоина к владельцам фонда начали обращаться друзья и знакомые, которые хотели зарабатывать вместе с ними. Так в их окружении появился некто Евгений Васильев. Знакомые представили его как крипто-энтузиаста, управляющего банком и имеющие хорошие знания в финтех. Васильев позиционировал себя, как представителя интересов компании AMG в РФ (подразделение Mercedes-Benz), а также как совладельца нескольких достаточно крупных компаний, связанных с привлечением инвестиций. У него также в команде был трейдер Сергей Некрасов, который, позже, то ли вследствие преступной халатности, то ли, преследуя злой умысел, проиграет на бирже 150 биткоинов, которые были доверены ему.

Тревожные звоночки и исчезновение 350 биткоинов

В тот роковой вечер, когда владельцы фонда узнали о потери крупной суммы, они были,мягко говоря, серьезно потрясены, поскольку до этого дела шли успешно, активы росли.

«Со слов Некрасова он поставил на одну монету весь бюджет. Обычно ставится от 2 до 10% от депозита и ставятся стоп-ордера. Он же стоп-ордер не поставил и когда цена пошла вниз, не прекратил торги»

Васильев обещал возместить эту сумму (примерно 8 млн, долларов), т. к. это он привел трейдера в проект. Впоследствии, ни эта сумма, ни та, что находилась в распоряжении Васильева, не была возвращена. А пока организаторам фонда пришлось из своих средств закрывать образовавшуюся финансовую дыру. Это был первый звоночек, на который следовало бы обратить внимание. Но реализация далеко идущих планов с открытием крипто-банка и собственной биржи затмили объективный взгляд на происходящее.

Далее произошло то событие, из-за которого сам Васильев оказался в СИЗО, а основатели фонда до сих пор расхлёбывают последствия. Наступил период, когда после долгого роста, биткоин резко пошел вниз. На совете было принято решение перевести все активы в USDT, чтобы позже откупить обратно биткоин по еще более выгодной цене. После этого решения Васильев с 350 биткоинами, что на сегодня является примерно 17 млн долларов пропал. Позже перестали выходить на связь участники его команды, работавшие в фонде.

В интервью Клименко рассказал, что параллельно с этим начали происходить странные вещи.

«Сначала фонд два раза взломали. Вывели часть денег путем подмены адресов кошельков инвесторов. То есть в нашей системе каким-то образом появились новые адреса, не принадлежащие нашим инвесторам»

Однако, ситуация накалялась, проанализировав всю имеющуюся информацию, создатели фонда приняли решение, что они больше не принимают средства, а только выплачивают.

«В вашем фонде – наш общак»

Кроме проверок со стороны ОБЭП Москвы, с проверкой в фонд приходила прокуратура. В фонде проводились обыски, а всю технику изъяли. Но через некоторое время компьютеры вернули, а в возбуждении уголовного дела отказали, т. к. каких-либо нарушений не было выявлено. Олег с неохотой вспоминает это время. Вместе с переполохом, который возник среди инвесторов, на голову свалилась еще одна неприятность. В офис фонда начали приезжать различные криминальные элементы и «решалы» с целью получить деньги.

«Как-то к нам приехали бандиты и заявили, что у нас проблемы, т. к. они вложили общак в наш фонд. Пришлось им объяснять, что это у них проблемы. И если кто-то узнает, что они вложили общаковые деньги в крипто-фонд, то для них это может плохо кончиться»

Неизвестно, на что рассчитывали люди, когда придумали историю про криминальные «общаковые» деньги. Сейчас это звучит забавно, но тогда было совсем не до шуток. За это время поступило даже несколько предложений от якобы криминальных авторитетов «порешать вопросы», но для этого нужно было переписать на них долю в бизнесе. От всех предложений создатели фонда отказались. Как рассказал Олег, позже ему стало известно, что Васильев был тесно связан с определенными криминальными группировками много лет.

На ряду с постоянными визитами со стороны госструктур, наездами криминала и угрозами родственникам и близким людям, Олег с супругой столкнулись с тем, что в интернете началась волна хейта и обвинения в том, что фонд является финансовой пирамидой, а Олег Клименко и Юлия Погасий – отпетыми мошенниками, на которых заведены уголовные. По словам Олега, за этой информационной атакой мог стоять сам Васильев и нанятые им люди, потому что похожие действия начали совершаться и в 2023 году, когда Васильева задержали.

Выплатили больше, чем привлекли

Все обвинения того времени в Интернете касательно того, что фонд являлся пирамидой, Олег считает необоснованными. Как объяснил создатель фонда, когда в пирамиду приходят новые люди, и приносят деньги, то часть этих денег отдается тем, кто привел новичков. По факту пирамиды никуда не инвестируют, а участники получают прибыль за счет новых участников. Фонд же, по словам Клименко, имел официальные договоры с трейдерами, которые осуществляли торговлю. А сам фонд инвестировал и входил в разные проекты. Олег рассказал, что система вознаграждения строилась только от суммы, с которой вышли в прибыль. Если фонд вышел в минус, то никто не получал проценты, о таких условиях знал каждый инвестор.

В ходе проверок юристы фонда предоставил документы, в которых было зафиксировано, что фонд выдал вкладчикам денег гораздо больше, чем смог привлечь. Из-за того, что большая часть средств фонда оказалась у Евгения Васильева, основателям фонда пришлось делать выплаты со своих средств: брались кредиты, большинство собственных активов было распродано.

Лед тронулся…спустя 5 лет

Еще в 2018 году, когда стало понятно, что присвоенные средства Васильев не собирается возвращать, Олег написал заявление в полицию. Но дело долго не возбуждали, в связи с тем, что никто на тот момент в полиции не понимал, что такое биткоины и как вести расследование. Началась бюрократическая волокита.

«В полиции мне отказали. Я пошел в прокуратуру. Там мне отказали. Потом еще раз написал заявление и с этим уже пошел в суд. Наконец, в суде обжаловал отказ в возбуждении уголовного дела»

Олег отмечает, что в то время, другой процедуры не существовало, и только после отказа из прокуратуры и по решению суда полиция была вынуждена возбудить уголовное дело.

Дело начали расследовать неохотно, время тянулось. Тут еще вмешался господин Случай. Нагрянувший локдаун застал Олега с семьей в Малайзии. Вернуться удалось, только когда открыли границы. За это время выяснилось, что дело против Васильева приостановлено.

«Мне пришлось пройти все круги ада, чтобы снова возбудить уголовное дела и начать активные поиски Васильева»

Следствию стало известно, что на часть присвоенных денег обвиняемый приобрел ряд дорогих иномарок и активов в Иркутской области, в частности бизнес по обработке леса. Конец 2023 года принес небольшую победу для Олега – Васильева задержали, когда тот летел на отдых в Сочи. Но и здесь не обошлось без курьезов. Задержанный в сочинском аэропорту, Васильев был отпущен местной полицией.

«Когда в Москве узнали, что человека, находящегося в федеральном розыске, отпустили, то правоохранители сами вылетели из Москвы и доставили его лично»

Сейчас практически каждый месяц проходят судебные заседания, где адвокаты Васильева пытаются изменить меру пресечения с ареста на домашний арест. Но поскольку у стороны обвинения, по словам Клименко, имеются все доказательства вины Васильева, последний до сих пор находится в СИЗО.

«Поскольку следствие еще не закончено, мы не может обнародовать все документы. Но мы это сделаем после вынесения приговора»

Так создатели фонда надеются на справедливое судебное решение и закрытие данного вопроса в скором времени.

Источник материала: Аргументы Недели

Читайте нас в Ленте | Яндекс Новостях | Seldon News
Оцените статью
Смоленская стена
Юлия Погасий и Олег Клименко о NWA Fund: Взлеты и падения первого официального криптофонда
В минувшие выходные дорожники работали в усиленном режиме