Выборы в Смоленске. Неофициальная аналитика

45

Интересные наблюдения от Александра Богомаза

Сравнивая выборы в Госдуму 2011 и 2016

Во-первых, за пять лет число смоленских избирателей уменьшилось на 24 тысячи 645 человек.
Явка избирателей при этом значительно упала, почти на 10 % (с 49,6% до 39,9%).  Если проценты перевести в цифры, то на избирательных участках в 2016 году проголосовало на 89 тысяч 247 избирателей меньше, чем в 2011-ом.

Это говорит о том, что у людей интерес к выборам уменьшается, они не видят смысла в том, чтобы принимать участие в этом мероприятии и привыкли, что выбор за них сделает кто-то другой. Смирились с тем, что от них ничего не зависит. В 2011 году тоже ведь явка была невысокой, но теперь пессимистические настроения усилились. Большинство просто игнорирует выборы, и этот тревожный сигнал, который власть предпочитает не слышать, год от года усиливается.


Победа достигнута, в основном, за счёт мобилизации «своего» электората

Такое положение дел, в принципе, устраивает действующую власть: минимальный выборный порог отменен и выходит, что народ добровольно соглашается с тем, что есть, даже отсидевшись дома. Можно сказать, это способ отсечь от избирательного процесса «не свой» электорат.

Хотя если бы явка была стопроцентной, то наверняка результаты голосования были бы другими. Возможно, Единая Россия и победила бы, но все-таки с другим отрывом. А так пошли голосовать в основном те, кто поддерживает правящую партию в силу занимаемых должностей (в основном, приходят на выборы бюджетники, которым на работе настоятельно рекомендовали посетить их). Вот и результат таков.

Унесенные ветром

На нынешних думских выборах (по Смоленщине) резко увеличилось число «унесённых» бюллетеней (не путать с утраченными, строка 17 итогового протокола), по сравнению с выборами 2011 года. Получать избирательный бюллетень и использовать его для целей, не связанных с выборами, закон не запрещает.
В 2011 году «унесли» по области 120 бюллетеней.
В 2016-ом — уже 764.
Причём «несуны» активно орудовали в основном в 176-м (Рославльском) округе: 738 против 26 бюллетеней, вынесенных с участков 175-го (Смоленского) округа.
Например, в УИК №534 (Ленинский район Смоленска), если верить протоколу, вынесли аж 33 бюллетеня. При этом одна из партий там набрала 58,36% голосов.
В принципе, если при подсчёте голосов нет наблюдения, есть возможность «сублимировать» бюллетени с голосами, отданные за «неправильные» партии. Это снизит явку, но повысит % для «правильной» партии.
Рассуждения теоретические, никого ни в чём не обвиняю, в т. ч. и членов УИК №534.

Есть коллекционеры, конечно, бюллетней (несколько лет ходят на выборы специально, чтобы получить очередной экземпляр), но их единицы. Поверить, что внезапно появилась страсть к такому коллекционированию именно в этом году, сложно.

Нужны ли выборы?

В демократическом государстве выборы являются механизмом регулярного обновления (ротации) людей во власти, поиска и испытания новых эффективных кандидатур. У нас же демократия лишь имитируется авторитарным политическим режимом. Поэтому ничего удивительного нет в том, что и выборы носят имитационный характер. Такие выборы мне, как избирателю, не нужны.

Но, скорее, сейчас они необходимы руководству страны для того, чтобы иметь аргумент, что их избрало большинство. А успех «Единой России» был заложен за годы до решающего дня, так что удивления никакого в результатах нет. Грубо говоря, правящая партия устраивает соревнование, она же придумывает правила игры (то надо одномандатники, то нет — в зависимости от рейтинга «Единой России» и рейтинга Владимира Путина), она же и судит. Члены избирательной комиссии, мировые судьи — все они, в основном, назначены теми, кто состоит в партии «Единая Россия».

Об оппозиции

Стоящей оппозиции нет. В тех же 2007 и 2011 годах она звучала все-таки громче. Но были использованы различные способы для ее дискредитации. Да и доступ в Смоленской области к эффективным способам агитации неравный. Договориться на размещение того же рекламного баннера бывает сложно, если ты не представитель «Единой России». А все-таки размещенные плакаты и агитационные материалы нередко снимают, как было в прошлые годы с эсерами и «Яблоком».

Что касается самовыдвиженцев, то тут еще труднее. Сбор подписей и принятие их — отдельная история. Если есть претензия к какой-то запятой, то бракуется весь лист. Так, на выборах в Смоленский городской совет забраковали, например, подпись, в которой человек не указал, что город Смоленск находится в Смоленской области. А при выборах в совет депутатов Починковского района, что были недавно, кандидату отказали в регистрации из-за того, что не было указано, что Починок находится в Починковском районе.

Так что, как бы ни хотелось быть самостоятельным и зависеть только от избирателя, но начинающие политики стараются зачастую прибиваться к какой-либо партии, где следует, в первую очередь, подчиняться установкам руководства. И даже если эта партия не правящая, то очень часто находится «на подсосе» у власти и лишь имитирует оппозиционность.

Изменилось ли бы что-то, если бы в Смоленской области победили не единоросовцы?

Сомневаюсь. Все равно большинство депутатов в Госдуме будет от правящей партии. Ну разве что они смогли бы заявлять там вслух о проблемах нашей области. Выбранные же депутаты вряд ли будут критиковать свое бывшее руководство (Ольга Окунева, например, занимающая должность заместителя губернатора).

***

Подлинной равноправной борьбы между кандидатами нет. Думаю, она скорее внутри партии «Единой России». Вот там действительно жесткая конкуренция. Успешная кампания, успешные выборы — хороший способ продвижения по карьерной лестнице.

В условиях, когда нет реальной оппозиции, а ее нет не из-за дефицита людей, а потому что их начинают «прессовать на взлете», прогноз печальный. Отсутствие оппозиции — одно из главных условий для возникновения и развития разрушительных для государства и страны процессов.

На главном фото — неиспользованные бюллетени. Фото автора.

 

 


Подписаться:

На главную

Также вам может понравиться...